RSS

Последние комментарии

Zakk Wylde. Интервью Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 2
ХудшийЛучший 
Автор: DarkMan   
26.05.2011 11:32

Человек-легенда, выдающийся гитарист, тяжеловес, байкер, знатный алкоголик - каких титулов еще можно желать, пребывая в славном мире рок-н-рола. Все вышесказанное можно не задумываясь отнести в адрес героя нашего интервью. Закк Уайлд - один из тех представителей гитаризма, который достоин носить имя рок-звезды




Что подвигло тебя взять гитару?


Я всегда тащился от Les Paul. Джимми Пейдж на таком играл, и Рэнди Роадс тоже. Помню, когда я был маленьким, у моего приятеля Фрэнк была копия Les Paul. А он, зараза, купил как-то струны Gibson и приклеил логотип Gibson на голову. Мы все там охренели оттого, что «у Фрэнка был Gibson Les Paul!» (смеется) Дети, сами понимаете. Там даже скотч торчал, а мы все равно охреневали. Фрэнк тогда был у нас местным богом. С тех пор, кстати, не многое переменилось – я все еще тащусь от Gibson Les Paul.

«Слишком много пива» – это сколько?


Клинт Иствуд как-то сказал: «Каждый должен знать свой придел». Я обычно выпиваю два- три перед выступлением. Вся фишка в том, что я не выхожу на сцену совсем расколбашенным. Нет ничего хуже, чем играть вдрызг пьяным. Тем более что я предпочитаю все держать под контролем. Я не курю и никогда в жизни не употреблял наркотиков. Но пара пива никогда не помешает, чтобы расслабиться перед концертом.

Назови свое любимое соло из тех песен, что ты играл с Оззи и Black Label?


Из песен Оззи это, я бы сказал, «No More Tears». Я этот соляк записал за один дубль. Я подумывал его удлинить и какой-нибудь хуйни еще добавить, но мы как раз уходили, когда я его заканчивал. Та же хрень с моим соло из «Stairway to Heaven» – там можно пропеть каждую ноту. По сути, вся структура соляка – почти от первого до последнего такта – это заслуга Джимми Пейджа.

А Оззи всегда перся от соло из «Mama I’m Coming Home». Но оно, блядь, такое простое – я даже со сломанной рукой его сыграю! А из Black Label я бы выбрал «New Religion» с новой пластинки Shot to Hell. Ибо это круто.

Ты вдохновил столько гитаристов. Интересно, ты никогда не замечал, что молодые музыканты заимствуют твою технику, и не возникало ли желания запереться у себя в комнате и придумать что-то новое, чтобы двигаться вперед?


Нет. Я просто делаю то, что люблю. Вот посудите: если бы с появлением Sex Pistols и Clash мы увидели Джимми Пейджа с зеленым ирокезом и Роберта Планта с пирсингом, татуировками и надписью «Анархия» во всю грудину, реакция была бы: «Какого хуя вы, мужики, делает?» (смеется) «Вы же, блядь, Led Zeppelin. Вот и сочиняйте охуительную музыку Led Zeppelin. А об остальном не беспокойтесь!» Звучит смешно, но действительно забавно смотреть, как некоторые группы опускаются, лишь бы не отставать от других.

Я как-то джемовал с Экслом Роузом, и он говорит: «Посмотри на Фрэда Дерста и Эдди Веддера (Pearl Jam). Они же на обложке Rolling Stone. Вокруг них, наверно, какие-то флюиды витают?» А я: «Ты шутишь что ли? Этот придурок носит бейсболку задом наперед, а ты же, ебть, Эксл Роуз. Совсем что ли охренел? А Эдди Веддер даже твои яйца недостоин лизать!» (смеется)

На самом деле я не шучу, а констатирую факт. Что бы ни было в моде, Эксл всегда хотел это повторить.


Так на каждом шагу случается. Кто-то даже предлагал Оззи переиграть какую-нибудь песню Offspring. Рэнди Роадc бы наверняка сказал: «Шутить изволите?» Потому что Blizzard of Ozz и Diary of a Madman, которые эти парни сотворили, это же была отправная точка, источник для всего остального. А звукозаписывающая компания сует нам ебаных Offspring! (смеется) Я говорю: «Оззи, сука, лев. И он никогда, сука, не будет зеброй!» Не надо вилять. Вот AC/DC – они не меняются, а просто пишут крутые песни. AC/DC не пытаются быть кем-то, кроме как AC/DC.

Как тебе понравилась работа с парнями из мультфильма Aqua Teen Hunger Force (Уайлд появился в роли самого себя в эпизоде про шоу Cartoon Network)?


Это было охренительно. Я, когда впервые посмотрел шоу, как-то не въехал, подумал, что они там все, наверно, на таблетках сидят. Но это была чумовая комедия. Теперь я для этих ребят все сделаю. От них просто со смеху можно сдохнуть.

Я слышал, вы были довольно близки с Даймбегом Дарреллом. Расскажи, как вы познакомились?


Я концертировал по Европе с Pride & Glory (имеется в виду группа Закка Уайлда середины девяностых). Мы вместе участвовали в фестивале Donington, и Pantera просто размочили зал. За исключением Black Sabbath, Pantera – наиболее мощная группа, которую я когда-либо видел.

Дайм играл просто умопомрачительно, а сама группа концентрировала чистую энергию. Дайм также видел, как играю я, так что после концерта мы принялись друг друга расхваливать. С тех пор мы и стали приятелями. Это как Джонни Винтер и Джими Хендрикс: сначала они увидели игру друг друга, потом сдружились.

Тебя частенько называют «последним гитарным героем». Что ты при этом ощущаешь?


Гы, я как-то говорил своей жене Барбарэйн, что у меня плащ слегка поизносился. (смеется) И та же хуйня, короче, с эластичными штанами моими. Я подумал, пора менять «униформу», чтобы, как Супермен, не носить нижнего белья. (смеется) Слова «гитарный герой» вызывают ассоциации с каким-то боевиком, в котором я снимаюсь! (смеется) Скажем так: если по моему примеру четырнадцатилетний парнишка возьмет гитару, как сделал когда-то я по примеру Эдди Ван Халена и Рэнди Роадса, тогда я не против быть героем. Это «эффект просачивания». Все началось с Леса Пола, потом уже пошли все остальные: Beatles, Хендрикс, Джимми Пейдж, Джефф Бек, Клэптон, Эдди Ван Хален, Рэнди и многие-многие другие. Мы с Даймом обычно говорили: «Без этих парней не было бы Дайма и Закка».

Поэтому я всегда спрашиваю ребят, что идут ко мне: «А вы знаете Аль Ди Меолу? Кита Ричардса? Клэптона? Пако де Лусию? Рэнди Роадса?» Копните глубже, чем Закк Уайлд. Да просто послушайте Ингви Мальмстина. Это предел. Дальше просто уже нельзя, мозги лопаются! (смеется) Я ведь не изобретал колеса. Я просто новые покрышки поставил.




У меня вот есть Epiphone Les Paul с именными звучками EMG и голова Peavey Triple XXX с лампами JJ. Какие педали ты посоветуешь, чтобы добиться звука, похожего на твой?


Если вы о моем звуке, то тогда вам нужны все мои педали Dunlop: MXR stereo chorus, (Zakk Wylde) overdrive, Rotovibe и (Zakk Wylde Signature) wah. Я же их не просто так разрабатываю, я на них играю.

В 1993 г оду вместе с Allman Brothers Band вы устроили в Грейт-Вудсе изумительное шоу. Как родилась эта и дея? И как вы готовились к выступлению с Allmans?


Менеджер Allman Brothers Джонни Поделл знал, что я был большим поклонником коллектива. Поэтому, когда что-то случалось с Дики, а шоу было поздно отменять, Джонни всегда звонил мне. Я тогда работал в студии с Оззи.

Они заскочили за мной в субботу, чтобы уже на следующий день я играл в Грейт-Вудсе в Бостоне. На репетиции ко мне подошел Грегг Аллман и спросил меня со своим южным акцентом: «Эй, Закк, братишка, знаешь, как играть чертову “Dreams”?» А я говорю: «А, это песня Molly Hatchet?» (смеется)

А он: «Чувак, еще раз что-нибудь в таком духе скажешь, и мы тебя домой отправим». (смеется) Они ненавидят Molly Hatchet! А я говорю о Molly Hatchet с автором оригинальной песни!

Но концерт получился заебенный! Кажется, мы вместе звучали, как Mahogany Rush. (смеется) Было чертовски весело. А после первого концерта они говорят: «Закк, мы тебя обожаем. А теперь вали на хуй отсюда». Наверно, хреновато отыграл репертуар Molly Hatchet и Фрэнка Марино. (смеется)

Какой твой любимый гитарный альбом и почему?


Ну, вообще-то, список может быть бесконечным. А если нужна тупо гитара, то покупайте Friday Night in San Francisco (живой альбом Ди Меолы, Маклафлина и Пако де Лусии 1980 года).

Вот ты вроде бы уже в совершенстве владеешь техникой игры, а я читал где-то, что ты утверждаешь, будто постоянно пытаешься что-то улучшать. Над каким аспектом своей игры ты работаешь сейчас?


Недавно я закупился видео Джона Маклафлина This Is the Way I Do It. Я просто смотрю, как играют другие великие. А совершенству нет предела. Пока из-за недостатка времени я лишь разогреваюсь за часик до выступления. Прогоняю джазовые гаммы, всякие кантри- фишки… Короче, то, что стоит за пределами металла. И, таким образом, поддерживаю форму.

На Shot to Hell мне очень понравилась перемена в твоей манере пения по сравнению с Pride & Glory. Что ты сделал, чтобы звучать так, как звучишь теперь?


Это то же самое, что игра на гитаре: чем больше ты играешь, тем лучше твоя техника. Это, по сути, как вино: с возрастом становится только лучше. Сильное влияние на меня оказали Оззи, Грегг Аллман, Рэй Чарлз и Ронни Ван Зандт – «моя большая четверка». Я видел Рэя Чарлза до того, как он скончался, он был великолепен. Да и, ебти, посмотрите на Барбару Стрейзанд. Она же, блин, до сих пор рулит и берет любую ноту. Тетка может все.

Ты вот, вроде, много бухаешь. Когда ты в последний раз реально отваливался и учинял разгром?


Не помню точно, когда в последний раз я просыпался разбитым и помятым и говорил: «Бля, что вчера было?» У меня сейчас чертовски много работы. И еще я должен признаться: я уже старею, друзья. Так что я, типа, не в теме.

Самый большой прикол был, когда Шэрон (Осборн) отвезла меня в чертов вытрезвитель. Я поступил в 11 утра, а в час перелез через забор и сбежал! (смеется) Я тогда подумал: «У меня же хренова туча работы. Пора отсюда валить». Вообще, с уродами я не общаюсь. И никогда пьяным не вожу. Да и в тюрьме никогда не сидел. И концертов не пропускал. Я просто тупо пью пиво и отрываюсь с д рузьями.

Ты очень круто выглядишь, особенно твоя аццкая борода. Ты ее долго отращивал? Не поделишься секретом ухода?


Да просто дай ей расти, чувак. Какая, хрен, разница. Не брей и все. Я начал отращивать бороду, потому что устал брить ее каждый день во время турне. Вообще-то, Оззи просил меня побриться, но я сказал: «Озз, я же не Джастин Тимберлейк, и мне не 19 лет. Я здоровый мужик. И меня уже не прут молодые тинейджерки». (смеется) А потом я подумал: «Посмотрим, что будет дальше с этой глупой бородой». И мы с мужиками устроили конкурс на самую длинную и глупую бороду. В результате оставил ее только я, так что мне, по идее, полагаются награды! (смеется)

Какой вес ты поднимаешь?


Я поднимаю где-то 125 кг. Это примерно столько же, сколько я сам вешу, потому что иногда даже локти сводит. И хотя я точно не подниму 230 кг, жене все равно всегда говорю: «Дорогая, а я могу поднять 365 кг, и член у меня – 40 см». (смеется)

У вас с Даймом было много приключений, но о каком единственном ты любишь больше всего вспоминать?


Без сомнения, в грузовике. Просто незабываемый опыт. Я ехал за рулем, а Дайм сидел рядом. Я проехал, кажется, десяток красных светофоров, снес пару заборов и покромсал парк… Мы тащились километров тридцать в час, переключая туда-сюда передачи. Я-то думал, что это прокатная машина, а оказалось, что авто принадлежало жене менеджера Дайма! (смеется) Она ее день назад купила! Вот это было настоящее дерьмо. Мы были столь незаметны, что оставили след из сбитых почтовых ящиков прямо до хренова дома Дайма! Копы приехали с номерным знаком в руках… который отвалился по дороге. (смеется) У меня просто истерика тогда была.

Я очень тащусь от бешеных соляков Рэнди Роадса. А как ты запоминаешь такие длинные соло, как, например, в «Mr. Crowley»?


Люди, пейте пиво. (смеется) По опыту работы с Оззи и проживания с женой и тремя детьми я знаю, что пиво улучшает память… А заодно облегчает боль!

Когда ты только присоединился к Оззи, ты выглядел, как очередной Фабио! Наверняка, тонны девиц снимал. А сейчас с имиджем грязного байкера ты притягиваешь другой тип женщин?


Ты имеешь в виду, с тех пор, как я начал работать в борделе для пидоров? (смеется) Ко мне иногда такое дерьмо липнет, что ни в сказке сказать, ни пером описать!

В чем секрет твоего звука?


Понимаете, Бог каждого наделяет какими-то способностями, но только от вас зависит, как их применить. Надо пользоваться своими возможностями. И не важно, насколько вы талантливы. Это как в бейсболе: если ты не будешь учиться отбивать мяч и надрывать жопу на тренировках, то никогда не раскроешь свой потенциал. И гитарой можно овладеть в совершенстве, но надо все время заниматься. И как бы круты вы ни были, нет альтернативы тяжелой работе. Можно быть чемпионом мира в тяжелом весе, но если ты не тренируешься, то тебе надерут задницу. Так же и с гитарой: потерял сноровку – и пипец.

В своем заявлении относительно аферы 357 (когда фанатам было предложено купить оловянную модельку мотоцикла 357 Zakk Wylde за $100 и в подарок бесплатно получить Epiphone Zakk Wylde, но покупатели не получили ни того, ни другого) ты говоришь, что тебя «глубоко отымели кулаком». Тебе не кажется, что этот случай подорвал репутацию всего «семейства» Black Label Society?


Я уже отвалил адвокатам $100,000 за разруливание этого дела. Все в Black Label до сих пор прийти в себя не могут из-за этой хуйни. И это сделал пиндос, о котором я думал, что он мой друг. Я не получил ни цента! Без моего ведома он говорил людям: «Если вы купите это дерьмо 357, мы дадим вам бесплатно Les Paul за $1,000». О чем этот придурок только думал? Да он всех наебал. Люди не только не получили бесплатных Les Paul, им не досталось и то, за что они заплатили! Мои друзья из ФБР уже разыскивают этого идиота, у которого, несомненно, были прецеденты и раньше. И эта херня очернила имя всего семейства Black Label.

Ты постоянно используешь свою педаль «вау», устанавливая определенную глубину, чтобы добиваться своих коронных флажолетов?


Нет. Я использую ее только для флажолетов на струнах «ре» и «соль», но никогда не зацикливаюсь на этом. В своих соло я это делаю, потому что это круто и добавляет хай-энда. Я никогда не играю, типа, «вау-вау- вау-вау». А большинство тех, кто так делает, скрывает свою дерьмовую игру. Для меня это всегда было сугубо оттенком звука.


Какой у тебя был самый неудачный случай на сцене?

У меня не бывает неудачных моментов. Я же жалок! (смеется) А вся моя жизнь – сплошное разочарование. Это как Джордж Костанза, чувак. (смеется)

 

 



ТАТУ�РОВКА � ВСЁ, ЧТО С НЕЙ СВЯЗАНО
Студия Татуировки и Пирсинга BLACK FLY