RSS

Последние комментарии

Bill Bruford: "Прозрачность чистого исполнения" Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Автор: DarkMan   
28.01.2011 16:53

Один из самых знаменитых барабанщиков мира - британский музыкант Билл Бруфорд.


В течение 60-х и 70-х годов ХХ века Бруфорд успел освоить ударные установки во трех составах, считающихся столпами арт-рока, - Yes, King Crimson и Genesis, за что справедливо получил прозвище одного из отцов-основателей этого музыкального направления. Именно с его участием эти коллективы записывали свои лучшие альбомы.

Позже Билл Бруфорд отошел от рока и сосредоточился на джаз-музыке, ценители которой теперь считают Бруфорда одним из самых интересных ударников современности, а его группу - самой перспективной на британской сцене. Вместе с ним в Earthworks играет знаменитый саксофонист Тим Гарленд, известный своей работой с Чиком Кориа и группой Ronnie Scott Band.


Накануне российских гастролей Билл Бруфорд по телефону рассказал корреспонденту bbcrussian.com Евгению Каневскому о своей музыкальной молодости, любви к джазу и нелюбви к современным технологиям в музыке.

Би-би-си: Как Вы стали одним из основателей Yes в конце 1960-х. Каково это было - создавать группу в то время?

Билл Бруфорд: Нужно понимать, что в Лондоне на дворе был 1968-й год... Я был молодым барабанщиком, и думал, что буду играть джаз...
Тогда мне нравились очень многие британские барабанщики, а все хорошие барабанщики были джазовыми музыкантами. И они присоединялись к новому и необычному миру рока, который очень быстро развивался. Такие люди, как Мич Мичелл, который играл с Джимми Хендриксом, Чарли Уотс - джазовый барабанщик, игравший с Rolling Stones, или Джинджер Бейкер из Cream...
Мы создали группу под названием Yes, и я думал, что буду в ней играть джаз. Но все очень быстро изменилось, а мы особенно и не возражали. Мы не слишком-то беспокоились о разнице между роком и джазом.

 

Yes

 

Би-би-си: Как вы думаете, почему Yes приобрела такую популярность, и ее записи достигли первых мест в хит-парадах?

Б.Б.: Мы начали это делать в правильное время. У нас было четыре или пять очень плодотворных лет - примерно между 1970 и 1974 годом. Был большой хит Owner of a Lonely Heart. И мы просто продолжали делать свое дело. А если делаешь это достаточно долго, можно стать популярным.

Би-би-си: Но потом вы перешли в King Crimson. С чем было связано решение поменять одну великую группу на другую?

Б.Б.: Я всегда хотел быть в King Crimson - это был состав, который я предпочитал. К тому же King Crimson в то время была более популярна - ее первый же альбом In The Court Of The Crimson King стал платиновым. А Yes понадобилось выпустить три или четыре пластинки, чтобы раскрутиться.

 

 

В общем King Crimson были популярнее, у нее были потрясающие живые концерты, музыка - мрачнее и намного глубже. Там гораздо меньше пели, а больше занимались инструментальным исполнением. В то же время, Yes была жизнерадостной вокальной группой - что-то в стиле Beach Boys, но с более богатыми аранжировками. Ну а я всегда хотел быть исполнителем и чувствовал себя джазистом-импровизатором. Поэтому King Crimson для меня стали родным домом.

Би-би-си: Но в течение карьеры вы довольно часто меняли группы. Почему так происходило?

Б.Б.: Я не хочу вечно быть в одной группе. Это для меня звучит просто ужасающе. Представить, что я постоянно играю, скажем, в Moody Blues или в Yes... это точно не для меня.
Мне всегда нравилось играть с разными музыкантами, потому что именно так можно понять самого себя. Когда ты слышишь себя в контексте других музыкантов, узнаешь о себе гораздо больше.
В музыкальной индустрии я хотел бы достичь двух вещей. Первое - узнать немного больше о себе, о том, как я существую как человек. И второе - сделать что-то новое в ударных инструментах. Внести какой-то вклад в инструмент, который я люблю. Поэтому, я надеюсь, что через 10 лет, когда я уйду из музыки, подход к использованию ударной установки будет немного отличаться от того момента, когда впервые сел за нее в 1968 году. Хочется думать, что это будет немного связано с тем, что я привнес в музыку.

Би-би-си: А вы планируете через 10 лет прекратить занятия музыкой?

Б.Б.: Нет, я этого еще не решил.

Би-би-си: Но все же думаете об этом?

Б.Б.: Ну... постойте-ка. Вы же не хотите, чтобы я это делал вечно? Я профессионально занимаюсь музыкой уже 37 лет. 47-ми будет вполне достаточно.

Би-би-си: Вас называют одним из отцов-основателей арт-рока. Как бы вы описали этот феномен?

Б.Б. Это очень большой вопрос. В то время никто толком не знал, что именно мы делаем. Но все искали способ создать законченное произведение искусства. В котором, конечно, присутствовала бы музыка, но вместе с ней - и лирика и изобразительная сторона.
Поэтому обложки альбомов и оформление сцены тоже были очень важны. Думаю, что музыканты пытались добиться именно этого - если оглянуться назад, то, так оно и было.
В музыке присутствовали самые разнообразные стили и направления - классическая музыка, фолк, джаз - все это было. Мы пытались добиться самого лучшего дизайна, использовать последние достижения техники и так далее. В некотором смысле прогрессивная музыка и пыталась создать полную, законченную картину.

Би-би-си: Но сейчас к арт-року вы потеряли всякий интерес?

Б.Б.: Да, прогрессивный рок меня больше не интересует. И в Москву я еду с джазовым проектом.

Би-би-си: А что вы думаете о многочисленных "воссоединениях", которые происходят в последние годы, когда великие группы прошлого снова начинают играть вместе?

Б.Б.: Это очень хорошее летнее развлечение. В 1991 году у меня тоже был подобный опыт с Yes. Мы получили большое удовольствие - встреча старых друзей и все такое - но это продолжалось два-три месяца. И этого вполне достаточно. После такого отпуска нужно возвращаться к работе.

Би-би-си: С группой Earthworks вы переключились с рок-музыки на классический джаз. Значит ли это, что для вас в рок-н-ролле уже все сказано?

Б.Б.: Лично для меня - да. Вряд ли я смогу что-то добавить. Будучи 20 лет барабанщиком в King Crimson - практически лучшей рок-группе, которую можно представить, я сделал все, что только мог. Мне уже больше нечего делать в этой музыкальной среде.
А вот в современном динамичном акустическом джазе, где применение ударных инструментов постоянно меняется, в ситуации живого концерта, когда не знаешь, куда тебя занесет, - вот здесь я могу жить и двигаться дальше и быть собой. В компьютеризированной, искусственной, коммерческой поп-музыке мне абсолютно нечего добавить. Это за меня уже сделали компьютеры.

Би-би-си: А что Вы думаете о применении компьютеров в джазе? Многие современные музыканты используют современные технологии. Вы в них верите?

Б.Б.: Я не слишком-то верю в использование компьютеров в джазе. Самое главное в джазовой музыке - это человеческие взаимоотношения между исполнителями на сцене. Они - актеры, равноправные игроки. Это как струнный квартет. Да, наверное, вместо виолончели может играть компьютер, но ведь это не будет то же самое!
Компьютер не может заменить живое джазовое выступление или выступление группы Earthworks. Поэтому я предпочитаю прозрачность чистого исполнения - когда ты слышишь музыку и четко знаешь, кто ее исполняет, кто разговаривает с тобой с помощью ударной установки. Ты хорошо знаком с пианистом, говорящим с тобой на языке этого инструмента. Ты прекрасно понимаешь, кто говорит с тобой, играя на тенор-саксофоне и на басу. И вместе у них получается интересный разговор - как у старых друзей за столом. Вот это я понимаю!

Би-би-си: Что это значит - быть лидером группы и ударником одновременно. Ведь это довольно необычное сочетание для современной сцены, не так ли?

Б.Б.: Да, достаточно необычно. В целом это очень сложно. Во-первых, нужно хорошо писать музыку и понимать, как сочетаются все ее компоненты. Нужно быть выносливым, как бык, чтобы тянуть на себе всю бизнес-сторону дела - вести огромное количество телефонных разговоров, таких, как этот. Постоянно давать интервью, обеспечивать продажу пластинок. Идти в коммерческий музыкальный мир с некоммерческой музыкой очень трудно. Поэтому, чтобы быть ударником и лидером нужно все это учитывать.

Би-би-си: Как началось ваше сотрудничество с Тимом Гарландом?

Б.Б.: Тим Гарланд - один из лучших тенор-саксофонистов в моей стране. Наверное, сейчас в Англии о нем больше всего говорят. И как ни смешно, он во многом вырос на моей музыке 70-х годов, когда я играл с Джеффом Берлиным и Аланом Холдсворсом в электрической группе.

 

 

Тим вырос, слушая это. Ему такая музыка очень нравится, и мы ее играем. Тим мне всегда говорил, что хочет играть со мной, в конце концов, нам удалось завлечь его в Earthworks. Это позволило нам сделать большой рывок.

Би-би-си: Расскажите немного о вашем концерте в Москве.

Б.Б.: Мы играли вещи с нашего последнего альбома, который называется Random Acts of Happiness, музыку со всех наших старых пластинок и СD, совсем новые вещи и композиции Тима Гарленда.
Кроме меня и Тима, у нас есть потрясающий 23-летний пианист, получивший "красный диплом" Королевской музыкальной академии, - один из самых талантливых джазовых импровизаторов, которых только можно встретить. А на электрическом басу у нас играет Лори Котл.

 

***

Дополнительный материал

В 1989 году Джон Андерсон, Билл Бруфорд, Рик Уэйкман и Стив Хау записали диск "Anderson, Bruford, Wakeman, Howe", ознаменовавший собой возрождение оригинального состава Yes, который спустя 2 года порадовал поклонников фантастическим альбомом "Union".

Имя Билла Бруфорда – своего рода пароль для всех настоящих поклонников рока и современного джаза. На протяжении более чем 30 лет он считается одним из лучших барабанщиков мира. Его уникальная ударная установка и удивительная манера игры снискали ему славу оригинальнейшего и неповторимого музыканта. Пожалуй, это единственный барабанщик в новейшей музыкальной истории, который в равной мере прославился и в рок-музыке, и в джазе.

До своего ухода в середине 1972 г. Билл Бруфорд участвовал в создании 5 альбомов Yes, среди которых классические "Fragile" и "Close To The Edge". По иронии судьбы, гитариста и основателя King Crimson Роберта Фриппа пригласили в группу, чтобы временно заменить штатного музыканта Питера Бэнкса. Там они и познакомились. И вот, в очередной раз лишившись соратников, Роберт Фрипп летом 1972 года представил публике новый состав King Crimson: басиста и вокалиста Джона Уэттона, перкуссиониста Джеми Мюира, скрипача Дэвида Кросса и… барабанщика Билла Бруфорда. Ансамбль был сбалансирован так, что каждый музыкант мог выражать себя как считал нужным. «Раньше я был барабанщиком YES, но теперь я – Билл Бруфорд!» – сказал тогда Билл. Этим составом музыкантов были созданы самые лучшие альбомы группы – "Lark's Tongues In Aspic", "Starless And Bible Black", "Red".

Впоследствии Бруфорд много работал как сессионный музыкант: с группой ABSOLUTELY ELSEWHERE, Риком Уэйкманом, Роем Харпером, Крисом Сквайром, Патриком Моразом, Стивом Хауи, Аннет Пикок, Казуми Ватанабе; в студийных проектах Flash Fearless и Peter & The Wolf. В июле 1977 года Билл Бруфорд совместно с Джоном Уэттоном, скрипачом ROXY MUSIC Эдди Джобсоном и гитаристом Аланом Холдсуортом образовал квартет UK, с которым записал дебютный альбом, и занялся сольным творчеством, результатом которого стали три пластинки: "Feels Good To Me", "One Of A Kind" и "Gradually Going Tornado".

 

Rick Wakeman - собственнгой персоной


В конце 1980 года Роберт Фрипп возрождает KING CRIMSON с участием Бруфорда: альбомы "Discipline", "Beat", "Three Of A Perfect Pair" – и снова «развод».

В 1994 году Бруфорд оказался в составе в очередной раз воссозданного King Crimson. Также барабаны Билла можно услышать на одном из фрипповских ProjeKct'ов (ProjeKct One). Заслуживает внимания его работа с Тони Левиным в группе B.L.U.E. (Bruford Levin Upper Extremities).

Интересы Билла дальше-больше смещаются в сторону джаза. Отражением этого процесса стал его нынешний проект Earthworks, который состоит из лучших британских молодых джазовых музыкантов. Музыкальная пресса вполне обоснованно называет группу Earthworks "будущим британского джаза". Итак, в составе группы: Билл Бруфорд – барабаны, перкуссия; Тим Гарланд – саксофон, кларнет; Гуилим Симкок – клавишные; Лоренс Коттл – бас.

В возрасте 18 лет Билл Бруфорд (Bill Bruford) стал членом одной из самых выдающихся прогрессив-рок групп семидесятых - YES. YES сочетали в себе инструментальную виртуозность, неоклассическую квази-сюитную форму и трехголосный вокал в высоком регистре. Все это формировало единое целое. Критики назвали это неуместной снисходительностью высокого полета, но тем не менее публике эта музыка пришлась по вкусу. Бруфорд всегда хотел играть на ударных в джазовом ансамбле, и, по причине серьезных конфликтов в группе на почве лидерства и направлений развития стилистики, в 1972 году он ушел в группу KING CRIMSON, гораздо менее популярный ансамбль, который, тем не менее, задал тон британскому арт-року. Когда, устав от арт-рока, лидер группы Роберт Фрипп (Robert Fripp) в 1974 году распустил группу, Бруфорд сформировал свой ансамбль, который так и не приобрел статус коммерчески успешного. В то же время Билл развил активную деятельность в качестве сессионного музыканта.

В 1981 году KING CRIMSON собрались снова и в 1984 опять распались. В 1986 Бруфорд был приглашен в GENESIS, еще один знаменитый английский арт-рок ансамбль. Он сменил за барабанами Фила Коллинза (Phil Collins) в туре, продолжавшемся с марта по ноябрь. Билл считает это своей большой ошибкой. После этого он создал джаз-комбо под названием BILL BRUFORD'S EARTHWORKS, затем гастролировал в дуэте с клавишником из MOODY BLUES Патриком Моразом (Patrick Moraz).

Я беседовал с Биллом несколько раз на протяжении последних лет. Впервые это случилось 2 июня 1984 года в одном из отелей Сан-Франциско перед концертом KING CRIMSON. Это было одно из лучших шоу в моей жизни. Несмотря на то, что KING CRIMSON никогда не были такой супергруппой как YES, их рейтинг был очень высок и им удалось продать 5000 билетов.

В следующий раз я говорил с ним по телефону в Швейцарии, когда все считали, что KING CRIMSON закончили свое существование. Но Билл был с этим не согласен надеясь, что Фрипп всего лишь решил отдохнуть. Через год я увидел его в маленьком клубе в Сан-Франциско с Патриком Моразом. После выступления мы беседовали до самого его отъезда в следующий город. Сначала он много говорил о том, как важно каждому музыканту научиться адаптироваться в ситуации, когда он должен вернуться в мир маленьких клубов, а затем, смотря вниз на прожженный сигаретами ковер, тихо сказал: "Я больше так не могу".

Билл Бруфорд – без преувеличения экстраординарный барабанщик. Обычно очень сдержанный на похвалы Роберт Фрипп определяет его такими словами: "Билл – музыкант, и он играл бы день и ночь... играл бы любую музыку, только потому, что это – музыка, и только потому, что он – музыкант".

 

***

Смотреть видео:

King Crimson - Vroom
Bill Bruford - Drum Improvisation on "Bridge of Inhibition"

Обновлено 25.02.2011 10:32
 

Интернет магазин МотоГанза


ТАТУ�РОВКА � ВСЁ, ЧТО С НЕЙ СВЯЗАНО
Студия Татуировки и Пирсинга BLACK FLY