RSS

Последние комментарии

Peter Criss (куда делся барабанщик KISS?) Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 2
ХудшийЛучший 
Автор: DarkMan   
27.05.2009 12:02
Питер родился 20 декабря 1945 года. Уже будучи в "KISS", подобно остальным оригинальным членам группы, он взял себе сценический псевдоним, скрывающий его настоящее имя Питер Джон Крисскоула (Peter John Crisscoula).



Его семья в свое время эмигрировала из Италии и остановилась в Бруклине, Нью-Йорк. Как явствует из целой кучи откровенных интервью, самым страшным его детским кошмаром было то, что учиться его отправили в католическую школу, где он не пользовался большой популярностью. Монахини жутко его доставали, а родители в этом не отставали от монахинь... В результате Крисс стал негодяем, каких мало. Шутка. В смысле, он стал обычным кровожадным уличным подростком, и одно время даже участвовал в юношеской группировке, которая занималась всякими незаконными пакостями. Свое будущее Питер увидел в рок'н'ролле. Увидеть-то он его увидел, только семья его не была столь дальнозоркой и просто подняла его на смех. Питер озлобился и при всяком удобном случае заявлял, что он будет играть в лучших залах мира! Удивлению и радости родителей не было предела, когда Крисс, по прошествии Времени, таки выполнил свою угрозу... Но до этого еще было далеко. Действуя по намеченному плану, Крисс взялся за ударные (его кумиром был джазист Джин Круппа). Как и каждый музыкант, сначала он терял время в каких-то локальных группах, пока не стал музыкантом группы "Chelsea", которая в 1970-м году даже выпустила альбом. Однако, "Chelsea" не повезло: выпуск их дебютного альбома никого не заинтересовал, после чего группа затосковала и тихо распалась. Тут Крисс потерялся. Он стучал с непонятными людьми в барах, попутно разыскивая музыкантов для своей группы. К тому времени он был уже женат, и, так как дела семьи шли далеко не блестяще, временами Питер просто ударялся в отчаяние. В такой момент его и нашли Джин Симмонс и Пол Стенли, после чего веры в светлое будущее стало на порядок больше. Питер Крисс вложил массу усилий в "KISS", в результате чего уже через 3-4 года он зажил жизнью обычной рок-звезды, альбомы которой заочно становятся дважды или трижды "платиновыми".



В плане разработки своего имиджа Крисс проделал гениальную работу! Иногда его кошачая физиономия может казаться немного глуповатой, но в этом вся прелесть.

Что о нем еще можно сказать? Милый. Иногда производит впечатление очень ранимого человека. Обладая несильным, но чрезвычайно приятным голосом, а также довольно мощной манерой игры, он стал кумиром многих и многих тысяч почитателей. Его перу принадлежат несколько первостатейных хитов "KISS", первейшим из которых конечно же является написаная еще в составе группы "Chelsea" песня "Beth", пробившая в 1976 году все хит-парады мира.



Что ни говори, по уходу из "KISS" в 1980 году Питер вел себя не слишком порядочно... поливал группу грязью в интервью, давал обещания, осуществить которые у него не было ни сил, ни потенциала (к примеру, сравнять свою сольную группу "Criss" по популярности с самими "KISS"... Отнюдь не на руку сыграла ему шумно раздутая прессой история с бомжом, который прелюдно всем заявлял о том, что он - Питер Крисс собственной персоной... В общем и целом, начиная с 1980-го года, на счету у Крисса было три соло-альбома, первые 2 из которых, несмотря на довольно осмысленное содержание, не получили никакой популярности.



В 1996 году он вернулся в "KISS" для участия в Турне-Воссоединении, показав себя с самой положительной стороны не только тогда, но и во время двух послеудющих туров. Он же просто потрясающе провёл с группой (совместное с "Aerosmith") турне по Штатам, после чего, к сожалению, был уволен по не вполне ясным причинам. Несмотря на печаль, вызванную его уходом, многие вынуждены были признать, что это для Питера было весьма вовремя, так как оставаясь в "KISS", он был вынужден постоянно откладывать работу над собственными проектами, в том числе, сольным джазовым альбомом...



***



Журнал «16» (США) октябрь 1978 г.



«Идеальный Мууррркотик Kiss»

Музыкант № 3 в составе группы, Питер Крис – джентльмен заводного ритма Kiss



Несколько фактов о Питере Крисе



Близкие Питера часто называли его «Будда».

Когда Питер не на гастролях, он часто отпускает черные как смоль усы и бороду!

Лидия Крис откликается на свое второе имя Beth!

Питер любит бокс.



Он живет в замечательном, большом доме, в котором есть тренажерный зал, сауна, кафедральные потолки, балконы, камины и пруд с утками. Он водит очень дорогой, желтовато-коричневый Мерседес 450SL. Он с удовольствием слушает пластинки Френка Синатры. Его любимый художник Ван Гог и он сам пишет картины. Он бегает трусцой. На самом деле, его окружение и многие вещи, которыми он занимается, похоже делают его типичным, состоятельным представителем деловых кругов. Но что поразительно, он настоящий джентльмен – и чтобы понять почему, вам лишь надо войти в одну из особых комнат в его доме! Игротека в этом особом тюдорском замке наполнена разными вещами с символикой Kiss – фотографиями, плакатами, альбомами, наградами, куклами музыкантов Kiss и еще много чем еще! Знаете, почему? Потому что вы находитесь в игротеке Питера Криса – а сам Питер Крис – котик-барабанщик Kiss!



Котик под маской «Кота»



Все знают о том, что Питер Крис играет на огромном количестве барабанов. Но не все знают о том, что Питер, в конце концов, часть грандиозного имиджа Kiss – самый обычный человек который обожает в свое свободное время сидеть дома. Питер настоящий семьянин. Последние 8 лет, он был женат на красивой леди по имени Лидия, – и его любовь к ней до сих пор не угасла!

Когда у Питера бывает выходной, он рисует, любит стрелять по мишеням, ходит по магазинам, и проводит время с семьей и друзьями. У Питера есть три сестры и брат, а у Лидии четыре брата, так что как только весь клан собирается на отдых вместе, можно с уверенностью сказать, что все это превращается в одну большую, грандиозную, замечательную, шумную семейную встречу – а Питеру это как раз и надо! Он беспечно веселый, очаровательный, и такой забавный парень, который, если бы вы сели и поболтали с ним часок – и не знали, что он музыкант Kiss – вероятно поразил бы вас своей дурашливой имитацией «Крестного Отца»! Просто с трудом верится, что такой сладкоречивый джентльмен на самом деле тот дикий барабанщик, который поражает вас на потрясающих концертах Kiss!



Как Все Начиналось



Потребовалось время – и тяжелый труд – чтобы Питер Джордж Джон Крискола (Peter George John Criscuola) заработал свой сегодняшний статус. «В детстве, я был испорченным ребенком. Я был самым старшим ребенком в семье – я родился 20 декабря 1947 года в Бруклине – однако со мной обращались как с самым младшим отпрыском. Я отрастил себе длинные волосы, еще до того как длинные прически вошли в моду (ох уж и натерпелся я из-за этого!). Я начал играть на барабанах в 9 лет, а достигнув подросткового возраста, я стал членом одной из банд. Участь в начальной школе, я играл во многих группах по выходным, и, наверное, поэтому не стал настоящим бандитом. Я очень рано решил для себя, что я хочу стать рок звездой».

«Моя первая группа называлась The Barracudas. Должно быть, я играл, по крайней мере, в 18-ти командах – легко! И мне пришлось принять одно из самых не простых решений в своей жизни, уйти из прибыльного коллектива The Brotherhood, чтобы играть в неизвестной, начинающей команде Kiss! Я и представить себе не мог, (да и никто из нас в то время) что мы прославимся, но я понимал, что мне надо принять это решение, и когда я встретился с Джином и Полом, после того как я поместил объявление в газете, конечно, мы тут же прекрасно сработались. И меня совершенно не угнетала роль третьего музыканта в группе – к тому времени я на все 100 верил в свои силы!».



Все начинается с тройки!



12 лет тому назад, кстати говоря, это было третьего июля, молодая леди, вместе со своей подружкой, пришла в местный клуб, чтобы посмотреть, как ее приятель играет в рок группе. Когда девушка пришла в клуб, ее тут же заметил барабанщик команды – который решил как можно быстрее с нею познакомится! Девушку, которая пришла в клуб со своей подружкой, звали Лидия – а барабанщика – да, наверное, вы уже и сами догадались! И пока подружка Лидии знакомила их, для Питера эта была любовь с первого взгляда! Всего через 10 дней свиданий и знакомства, у Питера и Лидии завязались серьезные отношения – это произошло 13 июля. В последующие годы, Питер не однократно предлагал пожениться, но Лидия отказывала ему, заявляя, что она еще слишком молода для подобных отношений. Но 31 января 1970 года, Питер наконец-то добился своего, он женился на красавице, которую он встретил в судьбоносный день третьего июля!

«Тройка всегда была моим счастливым числом – она всегда была неким фактором в моей жизни, который я не могу игнорировать – вы сами можете убедиться в важности дат моей жизни. К тому же, я был третьим музыкантом Kiss, я то знал, что это не спроста! Вот почему я сделал себе эту татуировку – все постоянно спрашивают меня о смысле этого тату и что это на самом деле обозначает. Вот почему когда-то за три дня я даже продал подшивку журнала Life!».

«В данный момент, это две трети для Лидии и меня в нашем доме в штате Коннектикут. И на шести акрах лесистой сельской местности мы построили наш дом, маленький «замок» - там мы разводим оленей и все такое! И там вы можете найти меня, когда я не гастролирую с группой или где-то провожу свой отпуск! Наверное, когда-нибудь в один день у нас родится три малыша – но это планы на будущее. Пока у нас нет детей. Возможно потому что я сам большой ребенок в нашем доме – я нуждаюсь в большой любви и внимании. Однако, я часто вижусь с Эйсом и Джанетт, особенно теперь когда они купили дом рядом с нами по соседству – и когда мы встречаемся, мы дурачимся как дети!».



Что дальше?



«Когда я дома, я люблю слушать свою коллекцию пластинок Френка Синатры – он просто бесподобный певец, талантливый парень! Он был таким же бедным, как и я, и всего добился в этой жизни сам – мне это нравится, и я его прекрасно понимаю. И я очень хочу когда-нибудь стать таким же певцом-актером как Синатра, понимаете, после того как не будет Kiss. Когда я пою Beth на сцене на концерте Kiss (я весь вечер жду этого момента, потому что тогда все девушки в зале смотрят на меня!), конечно, я мечтаю о певческой карьере. Да, сейчас у меня есть сольный альбом, и это дает мне большую творческую свободу, но все же я настоящий музыкант Kiss! Может быть, когда-нибудь я напишу такой же сценарий как фильм «Роки», а также снимусь в нем!».

Питер говорит о своих планах на будущее, уроках актерского мастерства, очень много рассказывает о Kiss и своей роли третьего музыканта. У него очень интересный личный взгляд на жизнь хард рок барабанщика, который живет этой ролью кота. Но он ничего не рассказывает о недавнем несчастном случае, который произошел в Лос Анжелесе этим летом.



***



Журнал Circus (США) № 248 28.10.1980 г.



Концепции Криса: от рока до ритм энд блюза



Ночи напролет Питер Крис поет, записывая свой альбом, и теряет свой голос. И сейчас 5 часов дня, по лос-анжелевскому времени, и он проснулся совсем недавно. До трех-четырех-пяти часов утра он работает в студии, встает в 5-6 часов дня и снова возвращается в студию. Но он наконец-то записал все свои вокальные партии, так что теперь он может говорить громким голосом – ему уже все равно.



- Альбом уже почти записан?



Питер: Ну, я записал 10 песен, все вокальные партии, все аранжировки, все гитарные партии, а завтра я начну записывать синтезаторы. Потом мы запишем духовую секцию, а затем струнную. Все должно быть готово уже через 2 недели.



- Студийную работу можно сравнить со строительством дома?



Конечно. Даже покруче, потому что я хотел построить этот дом 18 лет, с тех пор как стал профессиональным музыкантом. Забавно, ведь два года подряд я был признан «Барабанщиком Года», но никто никогда так и не оценил мои вокальные способности или способности автора-сочинителя, а ведь я вокалист, автор песен, и это я написал Beth, я пел, но как вокалист ни разу не попал в различные опросы. Но теперь я восполню этот пробел. Для своего нового альбома я написал шесть песен и еще две в соавторстве с Шаном Дилани (Shaun Delaney). Помните песню Tossing And Turning Бобби Лэвиса (Bobby Lewis)? Я написал совершенно новую аранжировку и переделал эту вещь. Мой альбом записывает Винни Понси (Vinnie Poncie). Винни работает с Ричардом Пэрри (Richard Perry) и Винни работал с Ринго, Меллисой Манчестер (Melissa Manchester) и многими другими. Он очень востребованный человек. Это он решил переиграть Tossing And Turning («Не могу уснуть»), потому что я давно страдаю от бессонницы. Эта песня начинается с таких строчек, «Прошлой ночью, мне совершенно не спалось». Большинство современных подростков никогда не слышали Tossing and Turning.



- И за какой временной отрезок ты написал 6 песен, которые вошли в альбом?



Некоторые песни я написал еще 9 лет тому назад. Парочку я сочинил около года тому назад. Да, Beth я сочинил за 7 лет до того, как мы записали ее, и эта вещь не устарела. Довольно часто, музыканты пишут песни, это касается даже Stones, вытаскивают их на свет божий и говорят, что они были написаны 10 лет тому назад. И это правда, словно сочиняя песню, ты опережаешь свое собственное музыкальное развитие.



- Расскажи о самом ярком моменте в работе над этим альбомом.



Возможно, когда я вхожу в студию и вижу, что моя ударная установка стоит в центре комнаты, все эти первоклассные музыканты обступают меня, а я спрашиваю Винни, «Ну как, нормальный ритм?», а он мне отвечает, «На счет тебя я спокоен, меня волнуют все остальные огрехи». Это было круто, получить от него подобный комплимент. Он продюсирует очередной альбом Ринго, и Ринго должен приехать - на этой неделе и мы собираемся вместе отобедать. И еще я никогда не забуду, когда мне сказали, что сын Ринго хочет получить мой автограф, и чтобы я подарил ему свой старый, малый барабан и пару своих барабанных палочек, потому что он сам барабанщик (Зак Старки, сын Ринго, среди прочего, в 1989 работал с гитаристом Iron Maiden Эдрианом Смитом над его сольным проектом – прим. пер.). Его отец – один из величайших барабанщиков в мире, а я – его кумир. Разве такое забудешь! Потрясающе слушать сочиненные и записанные тобой же песни.



- Ты сочинил несколько песен в доме Винсента Прайса (Vincent Price – знаменитый актер фильмов ужасов 60-х – прим. пер.).



Я написал одну песню в доме Винсента Прайса. Она не попала на альбом, но попадет в следующий. На самом деле, это любовная баллада. Это огромный дом. В одной комнате бассейн, в другой домашний кинотеатр, плавательный бассейн на улице, теннисные корты. 18 комнат, в которых живут только два человека. Меня прикалывает такое изъебство в стиле «Голливудского Вавилона». Я проторчу в студии ближайшие 2 недели, а потом отправлюсь домой, а затем мы по идее должны отправится на рекламный тур в поддержку этого альбома, каждый из нас, по отдельности.



- Но ты никогда не ограничиваешь себя по срокам?



Только не в музыкальном бизнесе. Ты занимаешься музыкой круглые сутки, поверь мне. Все смотрят на меня и говорят, «Боже, ты же высох, у тебя глаза провалились, бледный, но как, черт возьми, ты загоришь в студии в 5 часов утра?



***



Питер Крисс даёт интервью Джину Симмонсу для журнала "GS Tongue"



В течение практически 30-и лет Джин Симмонс и оригинальный ударник Питер Крисс, который ушел из группы в 1980 году, но снова присоединился к оригинальному составу в 1996 году для Тура-Воссоединения, были друзьями, врагами, а также где-то посередине этих понятий. Теперь, будучи старше и намного умнее, Человек-Кот присел рядом с Демоном, чтобы обсудить свою многообещающую кошачью карьеру, автобиографию, которую он пишет в настоящее время, его ранние воспоминания о группе, и то, что он в действительности думает о Джине, Поле и Эйсе спустя все эти годы.



Джин: Помнишь, как мы познакомились?

Питер: Это было в Нью-Йорке, где-то в 1973 году. Я поместил объявление в журнал "Rolling Stone": “Сделаю всё, что угодно, чтобы добиться успеха”. Мне было около 25 лет, и я был измотан. Я записал классный альбом с группой, которая называлась "Chelsea", и мы думали, что добьёмся успеха, но никуда не пробились. Я прикололся и сказал "Там, за окном, проходит мой большой шанс". Я был доведён до отчаяния. И вот я присел и сказал себе "Как далеко ты зайдешь, чтобы добиться успеха? Ты действительно сделаешь всё, что угодно? Ты оденешься в платье? Ты будешь сам тащить повозку?" У меня не возникло никаких сомнений, что я это сделаю, и затем я подумал, "Я должен дать объявление".



Джин: Где ты был, когда я тебе позвонил?

Питер: Я был на вечеринке в моём доме в Бруклине, когда еще был женат на моей первой жене Лидии. Все пили вино, танцевали. Зазвонил телефон, это звонил ты, и ты был столь серьёзен. Но твой голос звучал так искренне, а все звонки, что были по тому объявлению, были не такими, и у меня внутри появилось особенное чувство. Ты сразу приступил к делу, так, как будто я собирался вступить в армию. "Ты худой?" И я заорал людям на вечеринке "Эй, я тощий?" Ты всё это точно слышал. Ты наверно подумал, что позвонил маньяку или кому-то в этом роде. Затем ты спросил, "У тебя длинные волосы? У тебя должны быть длинные волосы." Я сказал, "У меня длинные волосы". И каждый раз, когда ты задавал мне вопрос, я спрашивал об этом людей, собравшихся на вечеринке, чтобы ты мог слышать их рёв, типа "Я хорош?" - "Да, ты классный!" Я думал, что позвонивший мне парень просто прикалывается. Но у меня было хорошее предчувствие, потому что по твоему голосу я чувствовал, что ты этого хочешь так же, как и я.



Джин: Мы остановились на тебе из-за языка, которым было написано объявление. Не "ударник, опыт - 11 лет...", а "сделаю всё, что угодно, чтобы добиться успеха". Вот это была строчка!

Питер: Ты хотел того же, чего хотел я. Мы оба целую вечность играли по клубом, и с нас было довольно этого дерьма.



Джин: Ты работал в то время?

Питер: Лидия была потрясающей женщиной. Она работала с 9 утра до 5 вечера с того самого дня, как мы поженились, потому что я сказал ей, "Я никогда не буду работать. Я хочу быть рок-звездой. Больше я не хочу быть никем. Не говори мне, что в доме не достаточно денег. Или мы поженимся при таких условиях, или мы вообще не поженимся, потому что я должен быть тем, кто я есть." Она на это согласилась. Мы поженились, она за всё платила, и она работала добрых 6 лет, пока я не добился успеха. Она поддерживала меня во всём, что я делал. Она всецело верила, что я буду рок-звездой. Рядом с вами должна быть такая женщина.



Джин: Или две. Говоря о рок-турах, люди думают о самолётах и гостиничных номерах. Какого было ездить в туры с "KISS" в самые ранние годы?

Питер: Нашим первым средством передвижения был молочный грузовик. Пол вёл его стоя, так как там не было сидения. В тех старых грузовиках водители были вынуждены стоять. Вот так мы и добирались на свои концерты. Мы сами загружали все свои вещи, точнее, этим занимались трое из нас. Эйс был ленивым. Он никогда ничего не делал. С ним вечно всё было не так - я простудился, я поранил палец, моё лицо сожрала собака. Но именно такое положение вещей и заставляло всё работать. И, может быть, так и должно быть, чтобы один парень вел себя так, а другой иначе, потому что нельзя всех сделать одинаковыми. Это должна быть смесь, как итальянская еда. Вам нужно приготовить соус. Вам нужно научиться готовить. И с каждым днём он будет всё вкуснее и вкуснее.



Джин: Как насчет девочек в турне?

Питер: Ты всегда был животным. У тебя всегда были девочки, девочки, девочки.



Джин: Я не это имел в виду.

Питер: Были ли у меня девушки? Конечно. Как-то у нас с Эйсом были две сестры-близняшки. Они были одинаковыми, и когда мы приехали в город, они прикололись над нами. Моя пошла к Эйсу, а его - ко мне. Я понимал, что в постели было что-то не так, потому что всё равно была какая-то разница. И в конце концов они сказали нам, "На самом деле я Эми, а она Джейн". Такова была дорога, и вот такие вещи там и происходили.



Джин: Ты и другие парни когда-нибудь прокрадывались в чужие номера?

Питер: Как-то раз в Канаде у тебя в комнате что-то было - я говорю "что-то", так как я никогда не знал, кто выйдет из этой комнаты. Эта девочка была такой большой, потной и вульгарной... она была одета в комбинезон, потому что это, должно быть, была единственная вещь, которую могла себе позволить бедная девушка, вроде этой. В любом случае, мы приехали в Канаду, и ты был в комнате с какой-то девушкой, и мы втроём решили, что это дерьмо нужно остановить. Мы хотели войти и надрать тебе задницу. Так что мы решили раздеться до гола - мы всегда раздевались - а затем прокрасться в твою комнату, залезть под кровать. Ты просто терпеть не мог видеть нас раздетыми: “Убери от меня эту штуковину!” Мы просто любили класть тебе эти штуки на плечо.



Джин: Какие штуки?

Питер: Такие, как и та большая штука, что у меня между ног. Эйс и я обожали класть наши большие штуки тебе на плечи. Ты накладывал грим, и вдруг начинал вопить "О, нет!" Но вернёмся к твоей комнате. Мы прокрались внутрь, у тебя была чёрная девушка, и ты занимался делом, а мы старались не рассмеяться. В комнате раздавались все эти дикие звуки, а мы действительно старались сдержаться, но в конце концов, я думаю, Эйс сломался, или это был я. Ты включил свет, и увидел на полу троих голых мужиков. Жаль, что ты не мог на это посмотреть нашими глазами, но девка молниеносно испарилась.



Джин: Оглядываясь на весь твой опыт работы в группе, хотел бы ты сделать всё заново, и что бы ты теперь уже сделал по-другому?

Питер: Многое, и я знаю, что конкретно. Сейчас я многое вижу яснее, чем это было тогда. Я вижу все так ясно, что сам иногда пугаюсь. Успех для меня был наркотиком. Я не смог его побороть. Выглядело это так, как будто он должен был быть со мной на сцене, по пути в отель, и вплоть до следующего утра. Я просто его обожал, я купался в нём, чего бы я не стал делать сейчас. Я был бы более открытым, отдавал бы больше, чем брал, был бы внимательнее, больше бы молчал и больше бы слушал, а также внимательнее бы следил за своим характером.



Джин: Какой, как ты думаешь, у тебя был характер?

Питер: Я был во многом замкнут. Некоторые из этих вещей являются глубоко личными, а так как я пишу книгу, я бы хотел это всё сберечь для неё. Это автобиография. "KISS" - часть её, но она также и о моём детстве, о том, как я рос в нищете, и как работал, чтобы оттуда вырваться.



Джин: Что сейчас маячит у тебя на горизонте?

Питер: Актерская карьера. У меня теперь "тараканы" в голове насчет этого. Я встречался с Ноэлем Беном, потрясающим писателем из Нью-Йорка, который написал книгу "The Brinks Job", а также написал сценарий к ТВ-сериалу "Homicide". Моя жена Джиджи очень с ним подружилась, и он даже хотел, чтобы она была рядом с его кроватью, когда несколько лет назад он умер от рака. Через Ноэля моя жена познакомилась с Томом Фонтаной, который делал сериал "Oz" на канале "HBO", а также занимался еще миллионом других дел. Итак, после смерти Ноэля, мы обедали с Томом, и я сказал "Я хотел бы сыграть роль в твоём шоу". А он ответил, "Пойди в школу, и я тебя возьму". Для Тома Фонтаны я бы сделал всё, что угодно, так как он сдержал своё слово. Я пошел учиться, и он взял меня на роль парня, который только что забил двоих бейсбольной битой до смерти, в двух эпизодах в последнем сезоне сериала "Oz". А я не перестал ходить в школу. Это самая потрясающая терапия, из всех, что у меня были за всю мою жизнь. Я также только что открыл свою собственную компанию, которая называется "Catapult". Это будет лэйблом Человека-Кота. Я хочу выпускать свои записи, а также, возможно, чьи-то еще записи. А если смогу, то буду что-нибудь продюсировать. Я всё еще работаю над этим. Я только что написал 4 новых песни в джазовой аранжировке. Я бы также хотел сыграть еще пару ролей в кино.



Джин: Хорошо, а теперь поговорим "без купюр". Я бы хотел, чтобы ты прошелся по всей группе. Начни с Пола, затем пойдёт Эйс, потом Джин, и закончим на Питере. Кем являются эти ребята без грима? Говори всё: хорошее, плохое, злое.

Питер: Ну, Пол любит покупать вещи. Я не думаю, что он сам знает, зачем они ему, но он просто должен ходить по магазинам. Я никогда не встречал мужчину, которому бы это нравилось, да и сам я терпеть не могу ходить по магазинам. Я захожу, покупаю то, что мне нужно, и ухожу из магазина. А он может находиться там часами, как женщина, которая может торчать в магазине часами, просто рассматривая вещи.



Джин: Полу давались какие-нибудь клички?

Питер: Лидия звала его Филис, понятия не имею, почему. Наш бывший тур-менеджер Фрэнки Скинлэро, как-то назвал его "Человек-Сундук", потому что когда мы впервые встретились, он единственный был накачан. Пол был очень сбитым парнем. На самом деле, я думаю, ему приходилось одевать корсет или что-то типа этого, чтобы себя стягивать, так как он чувствовал себя слишком тяжелым для сцены. Но я отдаю ему должное. Парень по-настоящему надрывает задницу. Он самоотверженный, и обычно получает то, что хочет. Он будет давить до тех пор, пока не получит своего. За это я им восхищаюсь. Я все еще чувствую, что вокруг Пола воздвигнута стена, и он не собирается её разрушать. А я бы хотел, чтобы он её сломал, так как больше нет причины иметь эту стену. Теперь мы выросли.



Джин: Эта стена существует между Полом и всеми подряд, или она стоит только между вами двумя?

Питер: Между Полом и всеми. Эта стена просто обволакивает его. Я думаю, он был бы рад от неё избавиться, и что он воевал с этой стеной всю свою жизнь. Он пытался избавиться от этой трахнутой стены.



Джин: Фрэнки Скинлэро обзывал Пола как-нибудь еще?

Питер: Он больше никогда со мной не разговаривал, но как-то он назвал Пола "Он-Она".



Джин: Хорошо, теперь перейдём к Эйсу.

Питер: Я всегда жалел Эйса, потому что он несчастен. У Эйса вообще-то не было причины быть несчастным, так как он бы мог весь мир взять за яйца, если бы захотел, так как он действительно умён. Но ему нравится жить в 70-х годах. Он не знает другого мира. Я думаю, что он играет точно так же, как и тогда. В музыкальном плане, я не вижу у него никакого роста. Я также не чувствую, что он слишком замкнут. Я также думаю, что он боится людей, поэтому он уходит в... назовём это "зоной", где он чувствует себя в безопасности. Она когда-нибудь убьёт его, но он чувствует себя в ней в безопасности. Он всегда выбирает женщин, которые втаптывают его еще глубже, и мне просто ужасно видеть это. Я думаю, ему просто не хочется быть одному. Похоже, что девушки ему нужны только для того, чтобы выполнять всякие дела по хозяйству, потому что он - одна из самых ленивых задниц из всех, что я видел в своей жизни. Он всегда хочет, чтобы за него все сделали другие. Он опаздывает на репетиции. Он вообще на них не приходит. Он пропускает саундчеки. Это больно, так как когда ты работаешь с кем-то так долго, то временами просто его ненавидишь и готов взять пистолет и застрелить его. Но есть и другая сторона медали - мы работали вместе 3 десятилетия, чувак. Это долго. У меня есть барабанные палочки, которым больше лет, чем моей жене. Но Эйс еще и один из самых щедрых людей, что я знаю. Если вам будет нужно, он снимет с себя рубашку и отдаст её вам. И он - один из самых прикольных парней в компании. Он откалывает прикольные шутки, у него прекрасное чувство юмора, когда он его использует. И его смех заставляет смеяться меня.



Джин: Расскажи нам о кличках, которые давались Эйсу.

Питер: Ну... Скрэпс (классическая собачья кличка в США, как у нас, к примеру, Шарик - прим. переводчика), потому что всегда доедал всё, что оставалось в тарелках у всех остальных. Мы также называли его Высокооктановый, или Крошка-Элвис, потому что в какой-то момент он потолстел. Он меня убьёт за это интервью... Понимаешь, во всех нас есть хорошие и плохие стороны. Но, как я уже говорил, я не живу в прошлом. Сегодняшнему Эйсу, какой он ни есть, я желаю всего наилучшего. Я желаю ему прожить еще долгую жизнь. Я думаю, он ходит слишком близко к краю. А идти слишком близко к краю - это опасно. Он должен выйти на твёрдую почву.



Джин: Хорошо, мой черёд.

Питер: Ты трудоголик. Иногда ты - большая боль в заднице. Ты так любишь все контролировать, что временами мне хочется тебя придушить. Если не будет по-твоему, то не будет никак. Я тебя за это уважаю, но иногда ты спихиваешь с дороги тех, кого спихивать не нужно. Иногда я слышу, что ты что-то говоришь, а потом ты говоришь о том же, но уже совсем другое. Я не знаю, где ты говорил искренне. Я думаю "О, прекрасно", а потом читаю что-то еще и думаю "А это уже нехорошо". Иногда я не знаю, есть ли у тебя запасные тузы в рукаве.



Джин: Я изменился?

Питер: Да, и я беспокоюсь о тебе. Я временами думаю, что выплёвываемый тобой керосин, проник тебе в мозг. Думаю, он как-то повлиял на тебя и стал причиной определённых проблем. Я говорю это потому, что мой психиатр видел тебя по ТВ, и думает, что хотел бы тебя увидеть у себя в офисе.



Джин: Сколько он стоит?

Питер: Дёшево, 75 баксов.



Джин: И ты думаешь, я в нём нуждаюсь?

Питер: Ну да, ты сексуальный фанатик, и всегда им был. Тебе вечно недостаточно. Ты просто поведен на этом. Я считаю, что это нормально. Но в тебе есть еще и кое-что другое. Что-то есть в том, как ты заходишь в комнату. Ты ото всех ожидаешь, что они бросят свои дела и падут на колени, так как зашел их хозяин. Ты всегда был помпезен, ты всегда хотел всех подавить и запугать своим ростом. И если человек беспомощен, ты этим пользуешься. Ты будешь смотреть на человека, слушать то, что он говорит, но как только он откроет тебе свою слабую сторону, ты этим воспользуешься. Ты тут же придушишь его, как только человек окажется в чём-то слаб. Но ты любишь, когда тебе смотрят прямо в лицо. Тебе нравится, когда кто-то смотрит прямо тебе в лицо, и я всегда был тем парнем, который смотрел на тебя именно так. Этим я всегда восхищался, я не вру. Сегодня я уважаю людей за то, кто они есть, и за то, что они делают. Я уважаю их и за плохое, и за хорошее, так как это то, чем они занимаются, а стало быть то, во что они верят. Я верю в добро и зло. Я не думаю, что ты злой, но я думаю, люди считают тебя злым. Но я был с тобой слишком долго, чтобы так думать.



Джин: Я злой?

Питер: Ну, ты по любому пойдешь по наклонной.



Джин: Расскажи читателям, что это значит.

Питер: Наклонная - это в ад. Когда ты умрёшь, ты попадёшь прямо в ад, братан. Для тебя не будет даже лестницы, ты просто рухнешь туда. Без остановок. Ты попадешь в ад и захочешь занять место Дьявола. Ты захочешь повелевать адом, потому что таков твой характер. Я не думаю, что ты можешь что-то с этим поделать. Ты просто обожаешь контролировать. Но ты не жесток. В этом тебе не откажешь. Ты никогда не был жесток, никогда не был безумцем с кулаками и пушками. Но в моральном плане - это у же совсем другое дело. Морально ты мог побить человека так, как я бы мог побить только со всей силы и с помощью кулаков.

Ты делаешь людей своими врагами, а это не хорошо. Это хорошо, когда ты можешь сказать человеку в лицо всё, что ты о нём думаешь, но нужно занать, как это сделать. Есть конструктивная критика, а есть тактика разрушения, и я думаю временами ты разрушителен. Ты наносишь вред тому, что любишь. И то, что ты разрушаешь - это те вещи, что ты любишь, и это просто убивает меня...

"Семья" - вот, что меня беспокоило. Мы не семья. Я - один из оригинальных членов группы, точно так же, как ты, Пол и Эйс. Мы начали еще детьми, мы всё доводили до предела. Невозможно пойти еще выше. Мы были суперзвёздами. Но моя семья - это жена и мама, упокой, Господь, её душу. Ты - человек, с которым я зарабатываю деньги. Ты мой друг. Ты мой враг. Ты значишь для меня очень много, ты был большой частью моей жизни на протяжении 30 лет. Не просто отмахнуться от прошлого. И я иду домой, смотрю на свой прекрасный дом, свою машину, свои записи, своё здоровье, и думаю, "Спасибо, чувак". Я бы не был сейчас здесь, если бы не было "KISS". Я горжусь, что могу это сказать. С таким же трепетом, как и мы все. Мы были четвёркой парней, которые боролись, и которые прошли через ад, чтобы быть на вершине мира. Я понимаю, когда ты называешь это семьёй, я понимаю, когда это говорит Пол, но для меня это не семья. Для меня, это трое парней, которые на сегодняшний день сделали меня очень богатым и знаменитым, сделали счастливым и гордым. Вот как я чувствую, ты дал это мне своим психозом. Но группу ведёте вы с Полом. Мы с Эйсом в этом не участвовали. Вы, парни, всегда были на передовой, а мы позади вас. Всегда существовало подобие состязания: Джин и Пол против Эйса и Питера. Это всегда меня грузило. Я думал, "Боже, я сделал "Beth", которая стала хитом. Я помог тому, чтобы группа была там, где она есть сейчас. Иначе бы этот альбом ("Destroyer") никуда бы не выбился". Временами я говорил "Спасибо, Джин, спасибо, Пол". Но я очень редко слышал это от вас, парни. Вы могли назвать меня придурком или уродом, или сказать, что я всегда жалуюсь и я всегда несчастлив... но для этого были причины. Я не собираюсь перечислять их здесь, а всё объясню в своей книге.



Джин: Вы давали мне какие-нибудь клички?

Питер: Ну, ты стал "Крошкой", так как ты набрал вес. И мы звали тебя Профессор Допинг, так как ты обожал звук собственного голоса. Я звал тебя Папой, потому что ты всегда был отцом группы. Я на 3-4 года старше тебя, но по какой-то причине ты всегда был папой для всей группы. А мы всегда были детьми, и поэтому обожали тебя доставать, потому что это было как будто доставать собственного отца.



Джин: А ты не можешь доставать Пола?

Питер: Нет. Пол - классный парень, но шутить с ним не стоит - он перережет тебе горло, и ты даже не догадаешься, что тебя подрезали, пока он не пройдет мимо, а ты не почувствуешь, что из тебя льётся кровь. Он с собой ничего не может поделать. Но ты можешь это выносить, и Эйс мог... хотя, у тебя это выходило лучше, чем у Эйса.



Джин: Хорошо, теперь расскажи нам о Питере. Ты всё тот же, каким и был?

Питер: Когда я встретил тебя, я был уличным пареньком из Бруклина, прошедший через подростковую банду и множество жестокости. С какой-то стороны мне это нравилось, так как я привык к адреналину, будучи в банде, участвуя в драках, и вообще, будучи частью чего-то. Для меня всегда имело значение быть частью чего-то. Так я и относился к группе. Просто быть частью группы, значительно безопаснее, чем быть частью банды. Я был грубым итальянским пареньком, выросшим в действительно крутом районе, где либо ты защищал себя каждый день, либо из тебя выбивали дерьмо. В моём характере образовалась жёсткая черта, и когда мы с тобой встретились, я мог сказать, "Ты на меня не так смотришь, и я тебе сейчас как двину!". Я был сумасшедшим. Я носил с собой пистолет. В своё время я был дикарём, потому что чувствовал себя уязвимым. Я постоянно чувствовал, что кто-то хочет до меня докопаться, так как я вырос, постоянно оглядываясь. Я принёс жестокость в группу. И она никуда не делась.



Джин: Расскажи ту историю, которую ты мне как-то рассказывал, о том, как ты был в религиозной школе.

Питер: Я католик, и я этим горжусь, но мои школьные годы очень отличались от твоих, так как в те годы католическая школа была очень жестокой. Если тебе нужно было пойти в туалет, а у сестры было плохое настроение, то тебе не позволялось выйти. Тогда ты говорил "Сестра, но мне действительно нужно выйти". А она могла сказать, "Выйдешь, когда прозвонит колокол". И я писал в штаны, и надо мной все смеялись. Как-то я даже обосрался, когда мне нужно было выйти, а она мне не разрешила. Они запирали меня в тёмном шкафу. Если я что-то не так прочитал, или же сделал что-то правильно, меня могли наказать, засунуть в шкаф, где ты обычно хранишь куртки, и я мог просидеть там до конца утра, возможно, два часа. Это здорово для десятилетнего паренька, сидеть в тёмном шкафу. Мне нравилось брать с собой игрушки. Они отбирали игрушки и заставляли тебя сидеть в корзине для бумаг возле доски, или же ты должен был выставить вперёд руки, а они били тебя линейкой по пальцам. Если ты заканчивал такую вот школу, ты должен был выйти оттуда немного свихнувшимся. Так что когда я встретился с тобой, всё это еще сидело во мне. Я никогда не хотел поговорить об этом с доктором. Я никогда не ходил к психиатру. В 70-х их еще не было. Не были ничего типа "Помогите мне разобраться, что во мне не так". Никто об этом не думал. Я просто думал, что это пройдёт, как всё проходит. А всё стало только хуже. Чем более знаменитым я становился, тем больше я мог себе позволить. “Теперь я богат, знаменит, могущественен, теперь я рок-звезда, так что если я захочу расстрелять всю эту комнату, я смогу себе это позволить. Это не важно. Если я захочу взять твой телевизор и выкинуть его в окно, то я так и сделаю, потому что у меня такое настроение.



Джин: Ты когда-нибудь стрелял в телевизоры?

Питер: Да, в твой. И твой телек был всего лишь одним из многих. Я остался у тебя дома, потому что увидел одну женщину за спиной моей первой жены. Я позвал тебя, и ты сказал, что я могу её взять себе. Итак, я остался в твоём доме. Ты был с Шэр, и у тебя был один из этих огромный проекционных ТВ-экранов. А у меня с собой была 38-миллиметровая пушка. Я смотрел фильм, в котором играл Уоррен Бэтти. Дебра, с которой я тогда был, и которая позже стала моей второй женой, выпалила "О, а я с ним спала". А я сказал, "Что, правда?" Бум, бум, бум! Я расстрелял телевизор. Получились большие дырки. Ты много раз рассказывал эту историю, но ты никогда не добавлял, что я купил тебе такой же телевизор. Хорошо, я понимаю, что это плохо, но в то время я думал, что рок-звёзды могут так делать: выкидывать телевизоры в окна, иметь кучу девок у себя в ванной, пить много пива, ширяться. Когда ты молод, ты можешь встать на следующее утро и возвращаться к тем же занятиям. Спустя какое-то время до меня дошло, а это бы могло дойти до кого угодно, что здравый рассудок действует не руками, а мозгами. Я думаю, я через многое прошел. Я думаю, я должен был удариться о дно, чтобы понять, что такое вершина.



Джин: И когда это произошло?

Питер: Наверно, после моего второго брака.



Джин: И как бы ты определил дно?

Питер: Я чувствую, что все мы звёзды в небесах, и я бы определил дно как тот момент, когда моя звезда упала с небес, потому что я пошел против всего того, что мне было дадено. Я был неблагодарен. Я был жадным, злым, жестоким, и все делал не так. Таким я был, и я почувствовал, как Бог взял мою звезду и просто выкинул её... взял всю мою работу, которую я сделал, чтобы добраться туда, куда я двигался, и забрал всё это. Это случилось, наверно, году в 1990-м, или в 1991-м. Это было кошмаром. Я обнаружил, что у меня нет жены, нет ребёнка. Моя мама умерла. Мой отец умер. Я жил в маленьком приморском домике в Венеции. У меня уже больше не было миллионов. Это было для меня самой низкой точкой. Я уже больше не был звездой.



Джин: Ты тогда играл в какой-нибудь группе?

Питер: Я играл в группе "Criss". И в итоге, группа Эйса и моя группа собрались вместе и поехали в турне. Это было кошмаром. Я хотел застрелиться. Я думал, "Что мы снова делаем в баре? Мы начинали здесь. Как мы опять сюда попали?" Но я знал, как мы туда попали. И я попросил Бога дать мне еще один шанс, всего лишь один единственный шанс. "Если бы ты вернул мою звезду туда, где она была, я бы больше никогда так не обосрался". И вот я здесь, и никогда больше не обосрусь, потому что я знаю, каково терпеть неудачу. Ты должен потерпеть неудачу, чтобы понять, как выигрывать.



Джин: Является ли сидящий здесь сегодня Питер Крисс всё тем же Питером Криссом, каким он был в те дни, когда мы только начинали?

Питер: Да. Я думаю, что я снова на ногах. Я тот же самый, так как хочу того же, чего хочешь ты - я хочу славы, люблю её, и мне нравится то, где я сейчас. Я упорно работаю, потому что все эти годы я надрывал свою задницу, чтобы быть за этими ударными. Но я многое изменил в своём взгляде на людей. Я очень бдителен. Я знаю, что происходит вокруг меня. Я не могу жить в тумане. Ты доходишь до определенного уровня, или возраста, когда быть бухим - уже не круто. Быть обдолбанным уже не хорошо. И разрушать комнаты уже не хорошо. Я уважаю эту комнату, и я не хочу её разрушать. Она слишком дорого стоит.



Джин: Туман просто обступил тебя сам по себе, или это был твой выбор?

Питер: Туман абсолютно обступил меня со всех сторон. И я жил в нём. И я думаю, так и должно было быть какое-то время. Ты мог убедить себя. Ты реально можешь находить оправдание тому, что ты сделал, если ты достаточно безумен, говорить себе, что все нормально, что все в порядке. Так что будет, если ты всего лишь выкинешь телек из окна? Это $3000, так что я могу это себе позволить. Это не тот случай, когда нужно переходить черту, но я переходил её и тут же разбивал что-то. Я возьму мотоцикл и сшибу дерево, а уже потом что-то почувствую. Я больше не должен делать подобных вещей, чтобы впечатлить тебя или кого-то еще.



Джин: А тебе давали какие-либо клички?

Питер: Клички? Жалобщик, Плакса, Айатолла Крисскола, Обломщик.



Джин: А почему Обломщик?

Питер: Ты действительно хочешь узнать? Ну ладно, дело в моём члене. Он большой. Когда я тебя встретил в первый раз, что я тебе сказал?



Джин: Ты сказал, "Привет, я Питер Крисс, и у меня девятидюймовый член".

Питер: Это не изменилось, спасибо Господу.



Джин: Люди думают, что мы не виделись друг с другом с 80-х и до 1995 года. Мы встречались?

Питер: Я натолкнулся на тебя с Полом в "A&M Studios", когда я был там с моей дочерью. Я собирался записать несколько своих трэков. Это было во время того инцидента, когда один парень из Лос Анжелеса притворялся мною. Он накапливал счета в больших отелях, арендовал лимузины, брал студийное время под моим именем. А я даже ничего не знал. Он был уличным обсосом, но люди ему верили, и внезапно мне позвонили Том Арнольд и Розанн Бэрр, которые хотели мне помочь. В то время моя мама умирала, и мне было действительно трудно, так как я не хотел мириться с тем, что какой-то парень притворяется мной, но заголовки газет начали кричать: “Рок-звезда Питер Крисс разорён, разбит и всё потерял". Моя мама прочитала это до того, как умерла, и это заставило меня подать на газету в суд. И я выиграл большие деньги, потому что они ошибались. Я также появился на "Шоу Донахью", чтобы доказать всему миру, что в действительности то был не я. Тот обманщик тоже был там. Он прикалывался, когда я появился на сцене.



Джин: Хорошо, и последний вопрос. Веришь ли ты в судьбу? В вещи, каким просто суждено случиться?

Питер: Во что-то из этого я верю, но не во всё, так как я верю, что всё находится в руках Бога, и он всё контролирует. Но некоторым вещам действительно суждено быть, и они произойдут, так как просто должны произойти.



Джин: И ты знаешь, что должно случиться, и что произойдет?

Питер: Да. Я думаю, что группа еще соберется и сыграет вместе. Думаю, это неизбежно. Я говорю всё это, не потому, что между нами много чего случилось, а потому что это судьба для группы - предпринять этот последний шаг. Эта группа должна заслуживает того, чтобы быть в книгах об истории рок'н'ролла. У нас больше подражателей, чем у любой другой группы. Я думаю, наши фэны заслуживают нашего последнего выхода на поклон на нашем последнем шоу. Это должно случиться. Если этого не произойдёт, то будет стыдно, что последнее наше шоу было где-то в Северной Каролине, где я уронил свои ударные со сцены, и они разбились, так что нам пришлось просто поехать домой, и все говорили "Что за дерьмо?" Это был бы слишком дерьмовый конец чего-то настолько великого, намного больше нас самих. Мы забываем, что наши фэны в нетерпении, и они обожают видеть нас четверых вместе, сходящих с ума на сцене. Фэны этого хотят. Я верю, что мы еще сыграем вместе. Я думаю, нам придется это сделать, понравится нам это или нет. Мы обязаны сделать это для наших фэнов. Эта группа обязана уйти в зените славы.



***



Журнал Circus № 179 (США) 13.04.1978г.



Человек Под Маской (Питер Крис, молчаливый музыкант Kiss, рассказывает о своих мечтах и планах)



Circus пообщались с тихим барабанщиком Kiss, Питером Крисом, в Чикаго, по горячим следам одного из последних концертов группы в Соединенных Штатах, по крайней мере до начала 1979 года. Пока в тот вечер члены команды были разогреты и взволнованы такой же воодушевленной и взволнованной аудиторией, Крис был настроен четко выражать свои мысли о будущем, рассказывать о своей семье и прочих личных проектах.



- Ты очень нравишься подросткам – а ты бы сам хотел завести детей?



Питер – В данный момент я сам как ребенок. У меня есть свои игрушки и игры и порою мне нравится, когда ко мне относятся как к ребенку. А в другой раз, я люблю, когда ко мне относятся как к мужчине. Может быть, я ревную; Моя жена уделяла бы много времени нашему ребенку, а не мне, а я требую много любви. Я знаю, что такое иметь ребенка, хотя бы потому что у меня есть партнер. Я хочу добиться очень многого, и я добился, и мне хочется поделиться этим, а с кем еще делиться как не со своим ребенком? И, мне без разницы кто у меня будет, мальчик или девочка. Надеюсь, что у меня родится девчонка – я люблю маленьких девочек. Не могу сказать, достойный ли я родитель. Надеюсь, что я просто буду очень честным человеком. Мои родители были достаточно честны по отношению ко мне. У меня замечательные родители. Моя мама – моя центровая группиз. Мой отец – типичный итальянец – типо такой Крестный Отец. Если мой ребенок будет таким же, то я буду по настоящему счастлив. У меня есть собака и кошка, и очень приятно, когда ты приезжаешь домой, и тебя радостно встречает твоя собака, и будет классно, если меня будет встречать мое дитя.



- Ты уже выбирал имена для своих будущих детей?



Мне нравятся такие имена как Демиен (Damian) и Джесси (Jessie).



- А как зовут твою собаку?



Тара (Tara).



- Расскажи о своем доме.



Каждая комната в моем доме – это комната со своим характером. Домашний кинотеатр сделан в стиле 20-х. Моя гостиная сделана в таком... антикварном стиле, но вместе с тем она современна. Столовая сделана в стиле Короля Артура, с замечательным большим и длинным столом. Мы собираем антиквариат как одержимые. Мне нравится настоящий средневековый антиквариат – массивное дерево, железные кресты, мечи, канделябры… А вот колониальный стиль мне не интересен. Комната для игр – это единственная комната, где у меня на стенах висят мои золотые и платиновые диски, потому что мне не нужно лишнего напоминания о группе, когда я приезжаю с гастролей Kiss. Если у меня есть нужный настрой, я всегда могу пойти в игровой зал - и все эти диски на стене передо мной. А вот барабаны у меня стоят на чердаке. В моем доме вы не заскучаете, найдете себе занятие. Всегда есть чем заняться, сделать то и это, можно вот так вот вдруг стать механиком или плотником. Я решил все смастерить своими руками. Надел кроссовки, заправил в них джинсы, надел рабочую рубашку, повесил на себя охотничий нож. Смотрелся я классно, но при этом ни хера не делал. Когда мы отмечали грандиозное новоселье и мои родители приехали ко мне домой, увидели, где я живу, они просто офигели. Ведь они до сих пор живут в обычной квартире в Бруклине.



- А ты посылаешь им деньги?



Скажем так, если они нуждаются в деньгах, то я им посылаю. Каждый раз, когда я их навещаю, я всегда подсовываю деньги в мамин бумажник. Приходится выебываться – иначе она мне их обратно запихнет.



- Как ты думаешь, чем ты будешь заниматься через полтора года, ведь в ближайшее время Kiss не будут выступать в Штатах, и не будут гастролировать за границей.



Я бы хотел сняться в кино. Я всегда хотел быть актером. Даже не смотря на то, что Kiss снимаются в кино, это не то, чего я хочу. Мне хочется заняться сольной деятельностью, заняться по настоящему серьезным говном. Я думаю, что у меня бы получилось, потому что плакать на заказ я умею. Мой отец часто говорит, «Сначала поплачем, потом посмеемся». Я никогда не стеснялся показывать свои чувства. Я очень хочу сниматься в кино. Что касается сольного альбома – то это большое достижение для меня. Мне хочется записать те песни, которые я не смог бы реализовать в рамках Kiss. Я бы хотел использовать духовую секцию, струнные, чернокожих девчонок на подпевках. Я увлечен ритм энд блюзом, кантри энд вестрном и роком. Я планирую записать свой сольник после гастролей по Японии. Надеюсь, что запишу свой альбом с Джимми Айвином (Jimmy Iovine). Мне очень нужен специалист по аранжировкам, музыкант, который может разложить все песенные партии, и знает, как написать аранжировки для струнных и духовых. Я бы хотел быть таким как Синатра, он мой кумир. У него все получилось.



- А если бы тебе нужно было рекламировать свой сольник, ты бы поехал на гастроли в гриме?



Может быть я подстригся бы, и пел бы в смокинге в Лас Вегасе. Но тогда Kiss пришел бы пиздец. Если каждый из нас выпустит по сольному альбому, мы останемся музыкантами Kiss, наши альбомы поступят в продажу, но мы не станем рекламировать их каждый по отдельности, просто потому что мы не можем так поступить. Я же не буду гримироваться, если мне предстоит сниматься в кино.



- Тебе не стоит отказываться от грима – даже в случае распада Kiss.



И ты бы захотел увидеть меня в кино, в гриме, в таком фильме как «Таксист» или «Касабланка»?



- А какой рок звездой ты мечтал быть в детстве?



Я любил Пресли, Синатру. Мне нравится его стиль. Он такой крутой, но вместе с тем клевый, классный. Синатра мог бы подняться на сцену, зажечь сигарету, выпить и при этом остаться охерительно крутым. А кто-то другой попробует сделать тоже самое и обосрется по полной. Что касается рок звезд, то мне нравится Кейт Ричардс. Ничего не могу сказать о Sex Pistols – Ричардс остается для меня наикрутейшим панком. Должно быть, он один из известнейших гребанных изгоев в рок-н-ролле. Я старался одеваться как он, стремился походить на него. Когда он покрасил прядку на своих волосах, я сделал тоже самое. У него появилась серьга в ухе, я надыбал себе такую же.



- А как ты попал в Kiss?



Я дал объявление в журнале Rolling Stone, а Джин и Пол позвонили мне. Мы репетировали семь дней в неделю на чердаке. Потом мы дали объявление, чтобы найти Эйса. Мы прослушали 60 разных мудаков. Пришел Эйс, и дело в шляпе. Мы репетировали как маньяки. Мы могли снять сцену в нью-йорском отеле Diplomat. У нас было два рабочих сцены. Мы платили им все те деньги, которые зарабатывали за вечер, вот так.



- Теперь у тебя есть личный бухгалтер?



На нас работают два бизнес менеджера. Мы надежно вкладываем свои деньги. Бизнес менеджеры играют важную роль, потому что мне приходилось видеть величайших звезд без копья в кармане. «Этот парень был миллионером, как он мог оказаться на мели?». Жуткое дело, можно внезапно «оказаться у разбитого корыта». А вот если приобрести в собственность торговый центр, то можно конкретно подзаработать. Я встречался с очень богатым парнем, владельцем сети торговых центров.



- Первая приобретенная тобой вещь, когда ты только начал зарабатывать?



Надгробие. Я довольно долго жил со своей бабушкой, и когда она умерла, она не оставила денег на надгробие. И как только у меня появились деньги, я пошел и купил надгробный камень.



***



Перевод - Дмитрий Doomwatcher Бравый
 

Интернет магазин МотоСнаб


ТАТУ�РОВКА � ВСЁ, ЧТО С НЕЙ СВЯЗАНО
Студия Татуировки и Пирсинга BLACK FLY